Очень плохоПлохоНормальноХорошоОтлично! (голосов: 3, в среднем: 4,67 из 5)
Загрузка...

Экстремальный велоспорт и проблемы с сердцем

Вредят ли спортсмены своему сердцу, постоянно выходя за пределы своих возможностей?

Яркое солнце освещало красные скалы Флатиронов в Боулдере, Колорадо. Стояло прекрасное июльское утро 2013 года. Леннард Зинн, всемирно-известный гуру велоспорта, основатель Zinn Cycles, давний сотрудник издания VeloNews, любитель долгих заездов и бывший член национальной велосипедной команды США, поднимался на свою любимую гору Флагстафф. Он совершал такое восхождение уже тысячу раз, но сегодня всё было по-другому.

Вскоре его жизнь изменится навсегда.

велосипедное сердцеКогда сердце в его груди начало трепыхаться, словно выброшенная на сушу рыба, а сердечный ритм подскочил со 155 до 218 ударов в минуту и отказывался снижаться, его первая реакция была проста: «Я отказался верить в происходящее».

После полудня он вызвал скорую помощь и позже был перевезён в главное кардиологическое отделение, где и провёл ночь. Хотя он доверял кардиологам и врачу скорой помощи, их предупреждения его не достигли. Его отрицание было сильно.

Последовав их рекомендациям, он отдохнул и вернулся к тренировкам. Приклеенные к груди электроны и болтающийся на шее блок ЭКГ не нарушили его обычное расписание. Но приступы начали случаться всё чаще, во время особенно интенсивных заездов. В такие моменты сердечный ритм вновь превышало все разумные пределы. Ещё больше расстроил его ночной телефонный звонок от медсестры, следившей за показаниями ЭКГ и сообщившей Зинну шокирующее известие: его сердце на несколько секунд остановилось.

К октябрю Зинн получил официальный диагноз: мультифокальная предсердная тахикардия. Обычно частота сердцебиения контролируется скоплением клеток, известным как синусовый узел (или синоатриальный узел — САУ). Когда несколько различных скоплений клеток за пределами САУ берут на себя контроль над сердечным ритмом, и он превышает 100 ударов в минуту, врачи называют это мультифокальной предсердной тахикардией (МПТ).

«Именно тогда я и решил внять данным мне предупреждениям и бросил гонки», сказал он.

Из опытного велогонщика Зинн мгновенно превратился в инвалида. Ему пришлось отказаться от продолжительных или интенсивных поездок. Привычный уклад его жизни был разрушен. Ему пришлось принять тот факт, что он уже никогда не вернётся к своим обычным занятиям. Жизнь изменилась. Навсегда.

Неужели велосипед пытался убить его?

Зинн не одинок в своих проблемах. Начав нелёгкое примирение с новыми жизненными реалиями, он встречался с другими людьми своего поколения, в своё время являвшимися невероятными спортсменами, и, так же как и он, продолжившими подвергать свой организм высоким нагрузкам даже в возрасте 40-50 лет.

Число друзей и бывших товарищей по команде, столкнувшимися с подобными или более серьёзными проблемами с сердцем, его сильно обеспокоило. Оказалось, что Зинн был лишь одним из многих.

Одним из таких друзей был Майк Эндикотт. Он интересовался спортом, базирующимся на выносливости, ещё с подросткового возраста.

«Я по своей природе люблю тренироваться», говорит Эндикотт. «Многие люди тренируются ради участия в гонках, я же гоняю ради самих тренировок. Некоторых это разочаровывает. Я использую гонки в качестве своеобразной шкалы, показывающей, чего тебе удалось достичь, но, в целом, мне просто нравится чем-то заниматься. Я люблю движения и физическую активность на природе».

Его интересы постепенно развивались. В результате, шесть месяцев в году он участвовал в лыжных гонках, а оставшееся время посвящал езде на шоссейных и горных велосипедах. Ничто не могло его остановить. Тем временем, он, будучи независимым торговым представителем, расширял своей бизнес на гористые западные штаты.

«Я сжигал свечи с обоих концов», признаётся Эндикотт. «Я тренировался, работал до упаду и зарабатывал неплохие деньги, но совершенно не осознавал, что изнашиваю свой организм».

Затем, в один из дней 2005 года он отправился на лыжную гонку, проводящуюся на ранчо «Большой палец дьявола» в долине Фрейзер, Колорадо. Именно тогда жизнь Эндикотта тоже навсегда изменилась.

«Я неплохо держался на протяжении долгого 20-летнего периода, но всё закончилось здесь из-за одной или двух недель, предшествующих гонке», сказал он.

В результате напряжённой недели, наполненной переездами, Эндикотт почти не выспался за ночь до гонки. Но, как и многие из нас, он наслаждался временем, проведённым здесь. Перед гонкой он практически не ел, выпив лишь две больших чашки кофе, и, за час до старта, опустошив несколько энергетических гелей с кофеином. Температура приближалась к нулю градусов, падал редкий снег и дул слабый ветер. Идеальные условия для проведения лыжной гонки.

«Всё шло хорошо, и я наслаждался гонкой», вспоминает он. «Преодолев очередной подъём, я, внезапно почувствовал странное ощущение. У меня в груди что-то билось. Не было ни боли, ни дискомфорта, просто лёгкое головокружение».

Он чувствовал себя так, будто был пьян. Ноги совсем не держали его. Он падал, снова поднимался, а сердце в груди не прекращало свой бешеный танец. К тому времени, как последние участники пересекли финишную черту, с Эндикоттом было покончено. Он упал в снег и начал медленно умирать. Он лежал на спине в тонком лыжном костюме и едва оставался в сознании. Боли не было, но у него не получалось отдышаться. Он пытался позвать на помощь, но не смог издать ни звука. Единственное, что ему оставалось — махать лыжной палкой.

«Я довольно быстро понял, что оказался в полном дерьме. Фактически, со мной было покончено», сказал он. Интересно, что в то время я не чувствовал особых эмоций, просто слегка расстроился. Смерть в моё расписание не входила. У меня в машине осталась собака, с которой я планировал позже прогуляться. Вечером меня ждала работа, телефонные звонки.

Смерть на лыжном маршруте никак в это не вписывалась. Я даже успел разозлиться на себя [смеётся]. Я бил себя рукой по груди, приговаривая: “Ну давай, что-то же там должно ещё работать”. В течение часа я отключался и вновь приходил в сознание. Не знаю, сколько длились периоды забвения, но я всегда возвращался, оглядывался и снова чувствовал головокружение. Ситуация была хуже некуда».

К счастью, двое его друзей, решивших остыть после гонки, краем глаза заметили, как Эндикотт махает рукой, и обнаружили своего умирающего в снегу товарища.

Эндикотт пережил приступ вентрикулярной тахикардии. Его результатом была внезапная остановка сердца, неожиданная потеря сердечных функций и сознания, а так же проблемы с дыханием. Эндикотт, которому на тот момент было 50 лет, чудом сумел выжить, благодаря оперативной реанимации. Но теперь он ведёт совсем другую жизнь.

Суть проблемы

сердце велосипедистаВелоспорт в крайней степени ориентирован на выносливость. Продолжительные заезды являются неотъемлемой его частью, которой многие люди с нетерпением ждут всю неделю. В любом случае, будучи велосипедистом, вы, скорее всего, любите долгие заезды на выходных, шестичасовые горные туры или бесконечные тренировочные сессии, являющиеся единственным способом подготовить свой организм к гонкам, которые могут длиться весь день. Но готовность к гонкам не обязательно равняется здоровью.

Существует множество историй, подрывающих веру в том, что элитные спортсмены — очень здоровые люди. Марафонец Альберто Салазар пережил сердечный приступ в возрасте 48 лет и 14 минут находится в состоянии клинической смерти, пока кардиолог не поместил стент в закупоренную артерию, вернув его к жизни. Мика Тру, ультра-марафонец и герой бестселлера «Рождённый, чтобы бежать», отправился на обычную 20-километровую пробежку в Нью-Мексико и позднее был найден мёртвым.

Конечно, этим трагическим рассказам предшествуют истории о том, как спортсмен, фактически, загонял себя до смерти. У атлетов, долгое время занимавшихся спортом, включающим тренировки на выносливость, часто встречается увеличенное сердце, покрытое рубцовой тканью. Этот синдром назвали «кардиомиопатией Фидиппида», в честь 40-летнего посланника, который умер, принеся в Афины весть о победе греков в битве при Марафоне. Фидиппид был гемеродромом (курьером в Древней Греции) и он пробежал 240 километров за два дня, чтобы попросить у Спарты помощи в сражении против персов при Марафоне. Он погиб по возвращении с поля боя, пробежав ещё 42 километра. Сегодня мы устраиваем в его честь соревнования, известные как марафоны.

Все эти смерти вызывают гораздо большую тревогу, если вспомнить, что они произошли с тренированными спортсменами на этапе жизни, который многие считают пиком физической формы. Разве тренировки не должны предотвращать сердечный приступ?

За последние годы, кардиологи, изучающие экстремальные тренировки и их побочные эффекты, предложили гипотезу, согласно которой эти трагедии могут оказаться не столь шокирующими. Когда дело касается сердца, слишком много хорошего иногда может навредить.

Спортсмены, чья деятельность связана с выносливостью, по сути, злоупотребляют этим органическим метрономом, который ритмично координирует 100000 ударов в день без остановки. Когда вы сидите, сердце перекачивает около пяти литров крови в минуту. Во время бега эта цифра поднимается до 25-30 литров. Человеческое сердце попросту не предназначено для подобной нагрузки, особенно когда она длится несколько часов и повторяется изо дня в день.

В случае спортсменов, участвовавших в соревнованиях многие годы, можно сказать, что их сердца превысили предел нормальной частоты сокращений на десятилетия вперёд. Преодоление порога человеческих возможностей — то, что их определяет. Но это может также их убивать.

Чтобы понять, почему это происходит, обратимся к строению сердца. Здесь работают две системы, которые можно сравнить с сантехникой и электроникой. Начнём с труб.

Правая часть сердца переносит венозную кровь из тела к лёгким, а левая часть накачивает организм поступающей из лёгких кровью, богатой кислородом. В каждой части есть две камеры: маленькая под названием предсердие и большая, известная как желудочек. Когда сердце сжимается, всё двигает скоординировано. Сначала происходил сжатие предсердия, а затем желудочка. Кровь выталкивается через сердце в сосудистую систему лёгких или остальной организм.

Для каждого пятого из людей, страдающих сердечными заболеваниями, первым их знаком становится внезапная сердечная смерть. Однако внезапная сердечная смерть во время физических тренировок случается очень редко. В некоторых случаях она может быть вызвана сердечным приступом (инфарктом миокарда), который, в свою очередь, стал результатом заболеваний вроде атеросклероза, для которых характерна закупорка сосудов.

Различные формы аритмии (аномального сердечного ритма) гораздо сложнее. Здесь в дело вступает электроника. Некоторую роль играет и генетика, но аритмию также может вызвать стресс в сочетании с интенсивными тренировками. Аритмия — это общее название состояния, в котором сердечный ритм различных частей сердца перестаёт подчиняться обычному шаблону. Опасность приступов аритмии зависит от скорости сердцебиения, их продолжительности, а так же того, на какие части сердца они влияют.

Когда мы напряжённо тренируемся, готовясь к очередному соревнованию, в сердце происходил несколько изменений. Наиболее частым из них является снижение сердечного ритма во время отдыха из-за улучшения сердечных функций. Многие спортсмены испытывают то, что им кажется пропущенным ударом сердца. На самом деле, это, чаще всего, преждевременное сокращение желудочков (ПСЖ), если оно берёт своё начало в желудочках, или преждевременное сокращение предсердий (ПСП), если оно начинается с предсердий. Как ПСЖ, так и ПСП часто встречаются у тренированных атлетов и, обычно, не несут никакого вреда.

Передозировка

Пароксизм_фибрилляции_предсердийС ростом популярности спорта, ориентированного на выносливость (согласно организации USA Cycling, число зарегистрированных в США велогонщиков в период с 2009 по 2013 год выросло на 15 процентов; Национальная ассоциация спортивных товаров сообщает, что количество бегунов за последнее десятилетие увеличилось на 70 процентов), общественность стала всё больше интересоваться потенциально неблагоприятными эффектами продолжительных напряжённых тренировок и гонок на сердце.

Люди, занимающиеся такими видами спорта, переносят изменения кислотно-щелочного равновесия, нарушения электролитного баланса и флуктуации кровяного давления. Их предсердия подвержены хроническим перегрузкам. Сердце спортсмена бросается из одной крайности в другую — от пиковых 200 ударов в минуту, до продолжительных периодов отдыха, во время которых сердечный ритм опускается ниже 60 ударов в минуту (такое состояние называется брадикардией).

Сердце адаптируется к этому, увеличиваясь в размерах, а так же усиливая своё сжатие и реакцию на адреналин. Всё это мы называем хорошей физической формой. Сейчас ведутся споры о том, полезно ли это для здоровья человека.

Есть ли у научного сообщества точное определение того, что из себя представляет спортсмен, занимающийся силовыми видами спорта? Сколько часов в неделю или месяц нужно тратить на тренировки, чтобы из любителя превратиться в профессионала? «Конечно, нет», говорит доктор Джон Мандрола, врач из города Луисвилл в Кентукки, проявляющий большой интерес к сердцам силовых спортсменов и сам являющийся велосипедистом с фибрилляцией предсердий (ФП). «Где находится граница, которую не нужно переходить? Вот вам вопрос на 64 тысячи долларов. Хотя, он немного похож на то, что судья, обычно, говорит о непристойности: “Я сразу узнаю её, когда вижу»».

Люди, занимающиеся силовыми видами спорта, так часто выходили за пределы того, что исторически считалось нормой, что их сердца могут демонстрировать признаки, имитирующие болезнь. Аномальные сердечные ритмы, обычно, являются причиной для беспокойства. Но подготовленные спортсмены испытывают множество подобных доброкачественных нарушений, включая преждевременные сокращения (ПСЖ и ПСП). Большинство из них остаются обычными неудобствами, а отдых, чаще всего, только увеличивает частоту из возникновения.

Что касается электрических аномалий, данные говорят сами за себя. Продолжительные интенсивные тренировки приводят к пятикратному увеличению риска развития фибрилляции предсердий. Обзор соответствующих исследований позволяет выявить множество небольших докладов, обнаруживающих связь между продолжительными занятиями спортом и ФП (между прочим, Роберт Гесинк из команды Lotto-JumboNL в мае 2014 года лёг на операцию из-за фибрилляции предсердий и впоследствии вернулся в спорт). Хотя по отдельности они ничего не доказывают, сложив их вместе, мы получаем явную тенденцию: «Молодые пациенты с низкой суммарной дозой упражнений имеют меньший риск развития ФП. Более старые пациенты, наработавшие много часов тренировок, подвержены высокому риску развития ФП», говорит Мандрола.

«[Люди] критикуют исследования, выявляющие такую ассоциацию. И в этом есть смысл: каждое из этих исследований, в индивидуальном порядке, полно недочётов. Оно проводилось только в одном медицинском центре, в нём приняло участие малое количество атлетов или их отбор производился с нарушениями. Но если объединить их результаты, мы увидим, что во всех случаях наблюдается одна и та же картина. Если принять во внимание все имеющиеся доказательства, появятся все основания полагать, что люди, занимающиеся силовыми видами спорта, склонны к развитию ФП».

Возможно самым влиятельным исследованием, изучающим механизмы ФП у спортсменов, был эксперимент по выявлению эффектов интенсивных тренировок на предсердия крыс, проведённый группой испанских учёных и опубликованный в журнале Circulation в 2010 году. Крыс заставляли бегать один час в день, пять дней в неделю. Исследование продолжалось 16 недель и полностью себя оправдало. По сравнению с контрольной группой, у крыс, подвергнутых физическим нагрузкам, были выявлены явные признаки повреждения, вещи вроде повышенного тонуса блуждающего нерва, мерцательной аритмии, мерцательного фиброза и уязвимости к ФП, вызванной стимуляциями.

Прекращение тренировок быстро привело к снижению риска развития ФП, но структурные изменения никуда не делись. Фиброз и дилатация левого предсердия сохранились даже после того, как крысы перестали бегать. Неужели это происходит и в вашей груди, когда вы постоянно ездите на своём велосипеде: до работы, после работы и каждые выходные летом?

«Взгляните на некоторые из проведённых исследований и представьте, через что проходят спортсмены», говорит Мандрола. «Их сердце подвергается высокой нагрузке, сильному давлению, интенсивной эклектической и адреналиновой стимуляции. Но в то же время, у них развивается замедленное сердцебиение. В итоге получается комбинация всплесков адреналина и выходов за пределы нормальных возможностей организма с постоянным медленным сердечным ритмом. Всё это вполне правдоподобно. Набрав определённый опыт во время своей врачебной практики, и встретившись с множество людей вроде Зинна, понимаешь, что эти проблемы не могли быть вызваны ничем иным. Они не страдают от высокого кровяного давления, диабета и лишнего веса. Большинство из них даже не употребляет чрезмерное количество алкоголя. Таким образом, у спортсменов отсутствуют обычные предпосылки сердечных проблем. Единственное, что остаётся — это слишком высокий объём интенсивных упражнений на протяжении продолжительного периода времени».

Чем больше вы ездите, тем быстрее и выносливее становитесь, улучшая свою физическую форму и результаты в соревнованиях. Но после многих десятилетий напряжённой работы клетки миокарда сердца начинают попросту распадаться, оставляя вас с повреждённым органом. По крайне мере, об этом говорят новые исследования. Когда вам 20 или даже 30 лет, это может привести к острым, но обратимым травмам — временному ущербу, который можно устранить с помощью правильного отдыха. В 50-летнем возрасте постоянные занятия любимым видом спорта (поскольку полное восстановление уже не проходить так же эффективно, как в молодости) могут вызвать ускоренное старение или гипертрофию — с точки зрения непрофессионала, неподатливость мышц грудной клетки.

Вероятно, это совсем не то, чего вы ожидали, покупая свой последний велосипед. Одним из наиболее показательных исследований на эту тему является доклад, опубликованный в 2011 году в Журнале прикладной физиологии, посвящённый структуре и функциям сердца спортсменов-ветеранов в возрасте от 50 до 67 лет. Исследования МРТ выявили, что 50 процентов атлетов-ветеранов страдали от фиброза миокарда — состояния, характеризующегося ослаблением клеток сердечной мышцы, известных как миоциты, через упрочнение или рубцевание тканей. Исследования среди других групп, включающих людей того же возраста, не занимающихся профессиональным спортом, и молодых атлетов, не выявили ни одного случая болезни. Более того, фиброз оказался тесно связан с числом лет, в течение которых человек усиленно тренировался, а также количеством марафонов и ультра-марафонов, в которых он принимал участие.

Другие исследования показали, что участники Тур де Франс и другие бывшие профессиональные спортсмены в среднем живут дольше и, чаще всего, реже сталкиваются с сердечными проблемами в позднем возрасте. Возможно, это звучит нелогично, поскольку эти спортсмены подвергают свой организм гораздо большим нагрузкам, чем обычные люди, занимающиеся силовыми видами спорта.

Но между ними есть существенная разница. Профессиональные спортсмены участвовали в соревнованиях, затем ушли на покой и больше не возобновляли занятия спортом. А что насчёт спортсменов класса «Мастерс»? Они продолжаю безостановочные тренировки, думаю, что если будут тренироваться как Контадор, то смогут ездить как Контадор. Год за годом, десятилетие за десятилетием.

Тем не менее, невозможно спорить с тем, что физическая активность является эффективным, действенным и практически незаменимым способом заботы о своём сердце, борьбы с сердечнососудистыми заболеваниями и увеличения продолжительности своей жизни. На каждую статью, рассказывающую о том, что спортсмены вредят своему сердцу, приходит другая, в которой написано обратное. Или даже две.

Но, как и в случае со многими другими лекарствами, больше ещё не означает лучше. Исследователи стараются прояснить вопрос дозирования упражнений. Если вы думаете о тренировках, как о лекарстве, помните, что в определённый момент даже полезный препарат может превратиться в яд. Где находится эта граница? Одинакова ли она для всех людей, или некоторые сильнее предрасположены к рискам связанным с экстремальными тренировками? Что хуже, продолжительность или интенсивность? Правда ли, что негативные эффекты проявятся, только если заниматься многие годы и десятилетия? На эти и многие другие вопросы учёным только предстоит найти правильные ответы.

Идеальный шторм

фибрилляция предсердийВрачи немедленно исключили закупорку сосудов в сердце Эндикотта. Если бы он отправился в клинику Майо за день до гонки, вероятнее всего, доктора не смогли бы найти никаких причин, по которым ему не стоит в ней участвовать.

«Они бы назвали меня здоровым, как лошадь», сказал он. «Электрокардиограмма была бы идеальной, потому что у меня отсутствовали всякие симптомы. Не было совершенно никаких признаков, ни аритмии, ни странных сердечных ритмов. На бумаге всё было в порядке, за исключением небольшой артериальной болезни, присутствующей у большинства людей моего возраста».

После изучения множества различны случаев и бесед с несколькими разными врачами, Эндикотт пришёл к выводу, что сам во всём виноват. «Да, всё это я сам с собой добровольно сделал. А если бы кто-то пришёл ко мне за некоторое время до того случая и сказал, что мне нужно остановиться иначе вот что ждёт меня в будущем, я, скорее всего, ничего бы не стал менять. Я бы продолжил заниматься тем же спортом, разве что, начал бы выделять больше времени на отдых и восстановление. Такова природа большинства из нас. Нам нравится спорт, и мы, вероятно, переходим некоторые границы. Мы относимся к этому с эгоизмом и отрицаем саму возможность возникновения подобных проблем. В этом то и заключается основная проблема».

Самой сложной частью жизни после отказа сердца, по крайне мере для многих, является психологическая борьба.

Проблема многих спортсменов, в том числе и Эндикотта в том, что они не перестают задавать себе вопрос «Почему?». Как подобное могло произойти со мной, человеком, построившим свою жизнь вокруг физической активности? В этом просто нет никакого смысла.

При встрече со своими кардиологами, пациенты, естественно, желают выяснить, что пошло не так. Они хотят, чтобы доктор помог им решить эту головоломку. Но врачи не любят спекулировать. Задача доктора — стабилизировать пациента, сохранить ему жизнь и постараться улучшить её качество. Нигде в отношениях врача с пациентом не прописано, что пациент больше никогда не будет участвовать в гонках, марафонах или триатлонах.

Но посещение больницы снова и снова для выполнения инвазивных процедур, пока врачи не удовлетворятся долгосрочным решением, не слишком удобно. Эндикотту, к примеру, пришлось перенести не одну, а целых три неудачные абляции (всего четыре операции).

Можно составить карту нарушения сердечного ритма, стимулируя сердце адреналином на операционном столе и следуя за электрическим потоками, посредством катетера с электродом. Ткани, через которые двигаются импульсы, иногда могут быть разрушены радиочастотным излучением или низкой температурой из другого катетера. Это называется сердечной абляцией.

Поскольку причиной тахикардии Эндикотта были тренировки, ему было необходимо оставаться в сознании во время процедуры. Вдобавок к этому, ему внутривенно вводили кофеин и адреналин, чтобы увеличить шансы вызова аритмии на операционном столе.

Во время первой попытки персоналу госпиталя не удалось стабилизировать его после восьмичасовой операции. В следующий раз он провёл на операционном столе 16 часов. Однако врачам так и не удалось вызвать тахикардию. В конечном итоге, было решено, что риск слишком велик и необходимо вживление имплантируемого кардиовертер-дефибриллятора (ИКД), поскольку он продолжал заниматься любимым спортом, ведущим к новым приступам ФП.

ИКД — очень полезное устройство, способное вернуть сердце к нормальному ритму и спасти жизнь пациента изнутри. Но у него есть свои недостатки. По словам Эндикотта, тебя словно ударяет молния. Если в это время ты находишься в седле велосипеда, то непременно с него свалишься. Когда устройство определяет рассинхронизацию сердечного ритма, оно устанавливает необходимый ритм, а затем моментально перезагружает вас. Сердце на мгновение останавливается, а потом снова запускается уже с правильным ритмом.

Этот прибор способен творить чудеса. Однако он может привести и к катастрофе, известной как электрический шторм. Эндикотт пережил такой шторм, когда играл в составе музыкальной группы для сообщества пожилых людей. Во время выполнения инструментального соло, его уровень адреналина сильно подскочил. Одновременно с этим, у него начался приступ вентрикулярной тахикардии.

«После начала вентрикулярной тахикардии я получал электрический импульс [от ИКД], который на несколько ударов переключал сердце в синусовый ритм. Но уровень адреналина в организме был так высок, что тахикардия тут же возвращалась. В результате, я оказался в порочном цикле. ИКД продолжал бы выполнять свою работу вплоть до моей смерти», вспоминает Эндикотт. «Мы говорим об ударах, ощущающихся как 1000 вольт. Они происходят очень быстро, но ты видишь яркую вспышку… Фактически, это было похоже на пытку», сказал он.

Между импульсами ИКД проходило от одной до полутора минут. Когда на место прибыли парамедики, он всё ещё бился в конвульсиях. В итоге ему пришлось пережить 32 последовательных электрических импульса от ИКД. Результатом стал острый случай посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

Наконец, в 2009 году, Эндикотта направили в кардиологическое отделение госпиталя «Brigham and Women» в Бостоне. Там электрофизиолог Уильям Стивенсон рассмотрел его случай и решил попробовать ещё одну абляцию. Операция завершилась через четыре часа, после того как врачи обнаружили, что неверные импульсы проходили по наружной, а не внутренней части сердца, как это обычно бывает.

Зинн такой удачей похвастаться не может. Его первая, и пока единственная, попытка абляции провалилась. Несмотря на все усилия докторов по вызову приступа тахикардии, включающие поднятие его сердечного ритма до 300 ударов в минуту в течение четырёх часов, они не смогли обнаружить очаг аритмии.

«Сегодняшние спортсмены категории “Мастерс” — своеобразные подопытные свинки; мы — первое поколение, которое тренируется так интенсивно даже в возрасте 50 лет и более», говорит он.

После двух лет, в течение которых он пытался примириться со своим текущим положением, 55-летний Зинн понял, что, хотя он и скучает по интенсивным тренировкам, эпическим заездам, а так же гонкам на велосипедах и лыжах, человек, которым он стал, нравится ему гораздо больше предыдущего себя.

«Теперь я лёгок на подъём», говорит он. «Я могу в любой момент поехать в отпуск со своей женой и наслаждаться всем, что мы будем там делать. Мне больше не нужно постоянно выделять время на тренировки. Вместо участия в заездах и гонках, я готовлю своей жене завтрак и ланч, пока она собирается на работу утром. Конечно, я ещё не полностью привык к новому стилю своей жизни, но думаю, что проживу так дольше».

Принимая это близко к сердцу

Сложность сердца, организма, человеческой психологии и генетики делает предсказания подобных сердечных катастроф практически невозможными. Почему сердце подвело Эндикотта именно в тот момент?

Чтобы понять, что именно пошло не так в тот холодные день на ранчо «Большой палец дьявола», нужно принять во внимание переменные, накапливающиеся в течение 50 лет.

Многие из этих данных будут относиться к области генетики. Была ли у него тенденция к повышенному кровяному давлению? Да. Что насчёт уровня холестерина? Он всегда был ниже среднего значения, как и у большинства других спортсменов, чья диета вплотную приближает их к вегетарианцам. Накопление бляшек в сосудах? Отчасти, но ничего экстраординарного. Все эти маленькие признаки по отдельности легко пропустить.

Но в сочетании с напряжённым образом жизни, наполненным тяжёлыми спортивными соревнованиями, и нестабильным рабочим графиком, они рисуют картину неминуемой бури, виднеющейся на горизонте. Добавьте к этому стресс, кофеин, холодную погоду и эта картина быстро превратится в полнометражный фильм о смерти человека в лесу.

«Намёки на реальное состояние дел уже много лет присутствуют почти во всех исследованиях, но учёные всегда заключают, что нужно провести дополнительные эксперименты. Даже сейчас они до сих пор это твердят», говорит Эндикотт. «Я со своим исследованием закончил, господа. Со мной это произошло. У меня много друзей с похожими проблемами, некоторые их которых уже погибли. Все необходимые вам данные уже зафиксированы, к ним просто нужно прислушаться».

Вы когда-нибудь чувствовали учащённое сердцебиение в своей груди? И, наверное, задумывались: «Странно, что это было?»

Возможно, вы решили не обращать на это внимания. С вашим сердцем просто не может случиться ничего плохого, ведь вы спортсмен, находящийся в отличной физической форме. Вы неуязвимы. Что ж, вы не первый, и далеко не последний человек, решивший, что этот внезапный скачок сердечного ритма ничего не значит. В конце концов, вы вполне можете оказаться правы.

Но как определить, что переходишь границу? Если вы столкнулись с сердечными проблемами, возможно, вы уже пересекли эту линию. Можно ли после этого исправить ситуацию?

«Все спрашивают, где находится эта граница и какой объём упражнений для них безопасен», говорит Мандрола. «На этот вопрос нельзя дать однозначный ответ. Но если у вас наблюдаются проблемы с сердечным ритмом, возможно, вы уже пересекли свою границу. В любом случае, не забывайте, что упражнения полезны для здоровья. А спортсмены, зарабатывающие себе проблемы с сердцем, часто, просто перегнули палку».

Зинн и Эндикотт, два представителя многотысячной группы спортсменов, износивших свои сердечный мышцы многолетними тренировками, получили ясный урок.

«Немногие из людей, ведущих такой же образ жизни, как и мы, что-то изменят в нём, прочитав подобную статью», говорит Зинн. «Но если конечным выводом будет то, что они могут продолжить занятия своим любимым спортом, и просто должны уделять больше времени отдыху и восстановлению, тогда у публикации больше шансов спасти некоторых людей от неминуемых проблем с сердцем».

Мы знаем, когда упражнений мало и понимаем, когда тренировки переходят все разумные границы, но между этими крайностями лежит большое пространство. Помните, отдыха никогда не бывает слишком много. Вам нужно это осознать и принять.

Иногда, мы можем зайти слишком далеко, занимаясь велоспортом.

Разбираемся с сердечной аритмией вместе с доктором Джоном Мандролой

Mandrola.CJMКакие признаки предшествуют развитию сердечной аритмии?

У спортсменов фибрилляция предсердий часто начинается с преждевременных сокращений — коротких периодов, во время которых вы чувствуете какие-то странности в сердце. Если вы занимаетесь видами спорта, ориентированными на выносливость, и столкнулись с резкими скачками сердечного ритма или преждевременными сокращениями, лучше всего обратиться к кардиологу и пройти обследование.

В большинстве случаев, они не опасны и не угрожают вашей жизни, но обратиться к врачу все же стоит. Главная проблема оценки состояния спортсменов в том, что доктор совершенно не представляет, чем они занимаются. Это сложно, поскольку 999 из 1000 пациентов, которых он принимает, не так активны, как читатели Velo. Вы должны помнить о том, что многие врачи попросту не представляют себе, через что вам [как спортсменам] проходится проходить.

Что вы говорите людям, у которых развилась ФП?

Человеку, у которого была диагностирована ФП, в первую очередь нужно выяснить, что ей сопутствует, поскольку доктора сначала задают вопрос: «Что ещё здесь происходит?» Связана ли ФП с сердечной недостаточностью, болезнью клапанов или у пациента какие-то проблемы со щитовидной железой? Так что, первый шаг — базовое медицинское обследование всего организма и сердца в частности.

Затем пациентам необходимо вооружится знаниями о то, что их стиль жизни также может влиять на проблему. Я не говорю, что им нужно совсем перестать упражняться. Но если вы страдаете от ФП, у вас совсем не много вариантов, позволяющих продолжить занятия спортом на прежнем уровне. Лекарства, к примеру, отнимают всё, что позволяет вам преуспевать в спорте. Все лекарственные препараты для ФП замедляют вас. Они влияют на ваш сердечный ритм, а некоторые процедуры для лечения ФП страшнее самой болезни. Пациенты должны всё это знать.

Почему врачи не любят размышлять о том, по каким причинам у некоторых людей развивается сердечная аритмия?

Докторов учат рассматривать проблемы в изолированной среде. Врач увидит не пациента, а проблему с сердечным ритмом. Причиной этой проблемы, скорее всего, является шрам на сердце, который можно исправить. Но в случае ФП нельзя игнорировать контекст, в качестве которого выступает хронический стресс и изнурительные тренировки. Кроме этого, дело может быть и в высоком кровеносном давлении, ожирении или алкоголе. Если мы будем игнорировать все эти предпосылки и просто стараться решить саму проблему, ничего хорошего из этого не выйдет, особенно в случае с ФП.

Независимо от того, чем мы будем лечить ФП, препаратами или абляцией, через некоторое время симптомы вернутся. Новые исследования показывают, что если смотреть на факторы, ведущие к проблеме, пациенты чаще выздоравливают. Полагаю, всё это произрастает из методов обучения докторов. Нас учат обращать внимание на отдельные системы: проблемы с сердцем, проблемы с почками, проблемы с мозгом. Специалисты видят органы, но не замечают за ними человека в целом.

Автор: Крис Кейс

Данная статься была изначально опубликована в номере журнала Velo за август 2015 года.

Сердце спортсмена и индивидуальный график тренировок

  • Kyzin334

    Не чего себе статья. По моему после прочтения такой статьи не один здравомыслящий человек не пойдет в велоспорт. предупрежден- значит, вооружен.

  • Lina

    С этим делом нужно быть очень осторожным . Проверяться стоит регулярно, ведь велоспорт дает нагрузку, а активная езда вообще может привести к летальному исходу. Но если проверяться, то все будет окей