Очень плохоПлохоНормальноХорошоОтлично! (голосов: 2, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Как использовать боль для улучшение результатов

Боль может быть полезна во время тренировок. Просто нужно знать, как этим воспользоваться. Много лет назад я имел удовольствие пообщаться с легендой горных велосипедных гонок на выносливость Джоном Стамстадом. Говорили мы на тему боли. Стамстад, который получил пять побед подряд в Iditasport на Аляске, а также превзошел всех на многих 24-часовых гонках, кое-что об этом знал.

Однажды он проехал 23 часа из 24-часовой Hours of Canaan с зажатыми позвонками после аварии. В другой раз он мчался последние 80 миль 101-мильной гонки с переломом ключицы. Как он может так мастерски справляться с типичной болью гонщиков, не говоря уже о том, что он справился с чудовищной болью после таких серьезных повреждений? Я должен был знать.

боль на велосипеде

Отбросив церемонии, он сказал мне, что на самом деле стремился к боли на тренировках, чтобы лучше узнать ее, как своего рода друга. Он на самом деле сказал это!

«Мне потребовалось много времени, чтобы перестать обращаться с болью, как с каким-то ужасным злодеем, которого нужно избегать, – говорил он мне. – Боль – это положительный факт в моей тренировке. Понимание страдания важно, потому что оно помогает мне разобраться, что нужно для победы».

Он подробно рассказал, как концентрируется на том, что и где у него болит каждую минуту.

«Самое худшее, что можно сделать, – эмоционально среагировать на боль, потому что это усиливает ваши ощущения. Примите ее как сигнал от нервной системы, что вы много работаете. А когда вы много тренируетесь, у вас все хорошо».

Он предложил использовать боль как еще один показатель, такой как частота сердечных сокращений или мощность. Если вы работаете, как лошадь, частота вашего сердечного ритма равна 190, а мощность – 375 Ватт. Конечно же, вам будет больно. Но если вам так же больно при 145 ударах в минуту и 150 Ватт мощности? Необходимо прислушиваться.

«Это сигнал, что вам нужна еда или влага. Если вы будете слушать свою боль беспристрастно, это поможет вам», – сказал он. В течение многих лет я не скрывал, что ненавижу страдать, особенно во время гонок. Это не то, к чему я стремлюсь, особенно в спорте, славящемся способностью справляться с болью, прославляя гонщиков, которые могут спрятать свои страдания и имеют выдающиеся «больные лица». Я не особо увлекаюсь «погружением в себя» и предпочитаю улыбаться.

В отличие от Стамстада, который приближается в своей агонии к разрыву сетчатки, я склонен свои ощущения держать при себе. Я напоминаю себе, что все ценное в моей жизни было связано с болью, страданием и тяжелой работой. Это делает награду намного слаще. Это открытие наполняет силой и захватывает.

«Зачем? Это ужасно. Сколько еще часов? Почему я это делаю? Зачем? Зачем? Почему?». Такие стенания всегда связаны с ситуацией, когда нужно сделать усилие и это может причинить боль.

что болит на влеосипеде

Недавно пересматривая эту тему для будущей книги, я позвонил Ребекке Руш, известной под прозвищем «Королева боли», и попросил ее ответить на кое-какие вопросы. Сознательно ли она работала над формированием толерантности к боли или стремление к боли заложено у нее в генах?

«О, вы точно можете практиковать страдания. Я все время так делаю, – сказала она мне. – Я пытаюсь принять боль и сказать себе, что лучше справляюсь со страданиями, чем мои конкуренты. Это происходит с расслаблением и принятием вместо борьбы. Я знаю, что чем скорее доберусь до финиша, тем скорее прекратится боль. Я напоминаю себе, что все ценное в моей жизни было связано с болью, страданием и тяжелой работой. Это делает награду намного слаще. Это открытие наполняет силой и захватывает. Я знаю, что могу преуспеть, просто опуская голову и двигаясь вперед».

Знаешь, что? Она права.

На прошлой неделе я делал кое-какие богохульные пороговые попытки – то, что мне действительно не нравится, – и я начал ощущать от этого внутренние сжимающие общенеприятные ощущения в теле. Мой больной дьявол сразу забил тревогу, разбудив внутренний хор демонов:

«Ты отстой. Ты не можешь этого сделать. Это больно. Еще один сезон, да? Ты сошел с ума». И что-то щелкнуло. Я чувствовал себя, как Дороти из «Волшебника страны Оз», над которой только что издевался какой-то злой демон, невидимый демагог за какой-то крепостью, – и отодвинул занавес боли, чтобы обнаружить всего лишь маленького гремлина с мегафоном.

Я решил поговорить. «Это? Я тебя умоляю! Да, ноги горят. Без шуток. Я умираю? Нет. Вообще-то я уверенно еду и чувствую себя довольно хорошо. Сколько лет я занимаюсь этим? Я знаю, что эта боль не будет длиться вечно. И я знаю, если страдаю я, скорее всего, страдают все. И действительно, все не так уж плохо, это не то, с чем невозможно жить какое-то время, тем более, мне известно, что у боли есть награды. Черт возьми, эта боль сама по себе достойна награды».

какие мышцы болят на велосипеде

Я продолжал крутить педали, внезапно чувствуя себя легче и спокойнее. Ощущения все еще были болезненными? Да, держу пари! Был ли я счастлив, когда они закончились? Несомненно. Но они не погубили, не сломали и не испугали меня. Они возвысили меня. Они показали, сколько во мне скрыто возможностей, как далеко я продвинулся и что мне еще предстоит сделать. Несколько дней спустя во время другой трудной поездки гремлин пытался трубить много раз. Каждый раз я отправлял его на свое место.

Последний рывок был трудным. Как посоветовал Стамстад, я прислушался к себе, быстро сообразил, что я, вероятно, страдал чрезмерно, потому что мои магазины топлива растратились. Я закинул немного еды в рот и смог снова заставить замолчать крик гремлина.

Стал ли я чем-то вроде мастера боли? Нет. Я не собираюсь сворачивать горы в любое время в ближайшем или отдаленном будущем. Но, научившись видеть свою боль как явление прекрасное, а не уродливое, я сделал ее чем-то гораздо менее диким, а иногда даже чем-то, возможно, немного сладким. И для меня этого достаточно.

Катайтесь на велосипеде и будут вам здоровые колени