Очень плохоПлохоНормальноХорошоОтлично! (голосов: 3, в среднем: 4,67 из 5)
Загрузка...

Велосипедисты и проблемы с сердцем

После публикации материала на эту тему некоторое время назад, я получил множество писем от велосипедистов, испытавших проблемы, связанные с сердцем. Я понятия не имел что с ними делать, так как для обычной колонки материалов было слишком много. Тем не менее, опыт этих людей может показаться интересным многим фанатам велосипедного спорта.

проблемы с сердцемВсем нам известно, что на самом базовом уровне езда на велосипеде положительно сказывается на здоровье. Переусердствование время от времени тоже знакомо многим из нас. Мы можем так никогда и не узнать, в какой момент наносим своему организму непоправимый вред.

Однако, учитывая, что большинство из авторов писем впервые столкнулись с этими проблемами во время езды, это, с определённой степенью вероятности, указывает на некоторые взаимосвязи между причиной и следствием. А письмо от кардиолога и велогонщика предостерегает нас от излишней экстраполяции причины и эффекта.

Автор оригинального текста: Леннард Зинн.

 

Дорогой Леннард,

Огромное спасибо за великолепную статью, которую вы написали на тему сердца. Думаю, она, наконец, заставит меня перестать пытаться ездить так, как в свои молодые годы.

Два года назад, в возрасте 67 лет, у меня случился сердечный приступ во время езды на велосипеде. К счастью для меня, остановки сердца не произошло, и я находился неподалёку от хорошего госпиталя в Арлингтоне, штат Виргиния. В течение 20 минут врачи уже проводили стентирование. В то время я, так же, как и вы, не мог поверить, что такое могло произойти со мной. Я считал, что нахожусь в отличной физической форме для своего возраста. Всего за шесть месяцев до приступа я проводил свой отпуск в Боулдере и поднимался на свои любимые возвышенности: холм Ли, Суперфлаг и Уорд. По время покорения этих холмов мой сердечный ритм доходил до 190 ударов в минуту, и я чувствовал себя превосходно. Мне всегда казалось, что это отличный стресс-тест, а если у меня и были какие-то проблемы, они точно проявили бы себя при такой нагрузке, а не во время обычной поездки в кофейню!

Спустя два месяца после сердечного приступа, я ушёл на пенсию и переехал в Ловланд, Колорадо. Мне жаль, что я больше не могу атаковать возвышенности как раньше, но я благодарен, что всё ещё способен на них подниматься. Иногда я ещё пытаюсь выкладываться на полную, но я уже не тот гонщик, каким был три года назад.

Ваша статья изменила мой подход к велоспорту. Я приму свой возраст, максимальные 150 ударов в минуту и буду просто наслаждаться временем, проведённым в седле.

— Гари

Дорогой Леннард,

Я с возрастающим интересом читал о ваших проблемах с сердцем и надеялся, что вы можете пролить свет на этот вопрос. Мне 56 лет и я — бывший участник шоссейных соревнований и конькобежец. До недавнего времени я принимал участие в заездах на выносливость, проводимых в горах. После инцидента во время тренировки, вызвавшего повышение частоты сердечных сокращений в фазе отдыха, у меня диагностировали синдром «увеличенного спортивного сердца». Кроме этого я посетил доктора традиционной китайской медицины с западным медицинским дипломом. По её мнению это сжатие сердечного нерва из-за увеличенного сердца. Мне посоветовали не перенапрягаться. Мне известно, что вы не являетесь специалистом в сфере медицины, и я никогда бы не стал бы трактовать ваш совет, как медицинскую рекомендацию. Кроме этого, каждый случай уникален, но что вы думает о тренировках при низком сердечном ритме? Пользуясь своим монитором сердцебиения, я продолжаю упражняться три раза в неделю. Я читал, что тренировки продолжительностью более двух часов также могут быть фактором риска. Мы с женой постоянно спорим на эту тему.

Не обладая обширными медицинскими ресурсами и хорошей медицинской страховкой, я не могу провести более глубокий анализ.

Извиняюсь за объём этого письма, но мне очень интересно узнать ваше мнение о том, как справиться с данной проблемой. Спасибо, что уделили мне время.

— Джефф

Дорогой Джефф,

Lennard Zinn циклокроссЯ считаю, что тренировки с поддержанием низкого сердечного ритма вполне жизнеспособны и эффективны. Сосредоточив внимание на технических аспектах, вы можете сделать их интереснее. К примеру, я всё ещё участвую в групповых тренировочных велокроссах, но, поскольку не могу сильно разгоняться, то работают над своими техническими навыками.

Я постоянно улучшаю своё вхождение в повороты, чтобы сократить отставание от других гонщиков, возникающее на прямых участках. Кроме этого, я работаю над своей распрыжкой (моя цель — научиться стабильно преодолевать два следующих друг за другом 40-сантиметровых барьера к 60 годам, то есть через три года).

— Леннард

Дорогой Леннард,

Я уже много лет являюсь вашим большим фанатом и подумал, что вас может заинтересовать моя ситуация. Впервые я столкнулся с тахикардией до 240 ударов в минуту в 1988 году. Тогда мне было всего 19 лет, и я тренировался в Шайенн Канон, что в Колорадо-Спрингс. С того момента я ни разу не обращался за медицинской помощью по этому поводу.

До и после моего первого проблемного эпизода (все случаи были практически идентичны друг другу, сейчас, по прошествии 29 лет, эти эпизоды происходят один-два раза в месяц, а иногда и чаще!), я участвовал в гонках USCF, а так же несколько лет ездил во второй категории тура Superweek. В 1985, ещё будучи подростком, я усиленно тренировался, пока впервые не столкнулся с симптомами. Тогда я подумал, что мои собственные действия привели к временным неполадкам с сердцем. Начиная с 1990 года, я отказался от напряжённых гонок и соревнований и вновь вернулся к ним только в 2003 году. Сейчас я продолжаю заниматься велоспортом и всё ещё способен выкладываться в гонках на полную.

С того памятного дня, я пережил сотни случаев тахикардии, во время которых мой сердечный ритм превышал 200 ударов в минуту. Вот чему я смог научиться:

— Мои симптомы тахикардии временны. Они всегда наступают внезапно и без всякого предупреждения, хотя можно задать условия, которые могут с высокой степенью вероятности их вызвать. Вы знаете, как это происходит. Внезапно ваше сердце начинает сходить с ума, но потом вы понимаете, что оно продолжает работать, просто в невероятно быстром темпе.

—  После многолетнего бездействия, в возрасте 47 лет (год назад) у меня был болезненный эпизод, не прекратившийся даже спустя несколько часов. Так что я вызвал скорую помощь. Они нацепили на меня кучу датчиков и начали суетиться. Затем они что-то мне ввели и сказали, что я почувствую себя как после удара лошади. Но я не почувствовал ничего особенного (видимо дело в том, что я — велосипедист). Всё прекратилось так же, как это обычно происходило само собой… ты чувствуешь сильный удар, который прекращает неприятную бешеную тахикардию. Этот удар приносит огромное облегчение. Я бы сказал, что курсирующие в теле эклектические импульсы исправляются, а затем сердце получает приток богатой кислородом крови.

— После визита скорой помощи, меня, естественно, направили к кардиологу. Опытный хирург доктор Вестби Фишер порекомендовал провести артроскопическую операцию по абляции. Однако он сказал, что я могу отказаться от неё и продолжать жить, не подвергаясь почти никакому риску. Впрочем, он упомянул, что моё сердце может в конечном итоге «износиться» и всё же настоятельно рекомендовал согласиться на операцию. Настолько я помню, он предоставил мне следующую статистику относительно процедуры: шанс смерти — 5%, шанс того, что мне потребуется кардиостимулятор — 20%, а так же довольно высокий шанс того, что они не сумеют найти подходящую точку абляции. Мне кажется, у них было общее представлении о нужной точке абляции, а риск заключался в повреждении близких к ней тканей. Я, конечно, не доктор… но взвесил все годы жизни с этой проклятой проблемой и решил не делать операцию.

— Симптомы: У меня начинается очень быстрое сердцебиение, вплоть до 254 ударов в минуту, судя по монитору сердечного ритма. Несмотря на все свои попытки, я так и не сумел вызвать эти симптомы, когда мне предписали ходить с массивным больничным монитором. Когда я вызвал скорую помощь, моё сердце билось со скоростью 201 удар. До этого у меня были мониторы сердечного ритма, которые не могли определить уровень сердцебиения во время приступа тахикардии или просто показывали пустой экран. Иногда я чувствовал себя очень плохо, и мне приходилось останавливать тренировку. Кроме этого, я испытывал общую слабость в ногах. Во время тахикардии, её внешние признаки была заметны на груди и шейных венах. Даже невооружённому глазу было понятно, что моё сердце сходит с ума. Ускоренное сердцебиение сопровождалось лёгкой стенокардией, но, обычно, я чувствовал, не что-то смутное, а именно быстрое ритмичное биение внешней поверхности сердечной мышцы. «Ей, я могу определить границы своего сердца… круто!»

Так что, внешние симптомы могли показаться страшноватыми со стороны. Чаще всего приступы продолжались около 45 минут, но могли длиться как 5 минут, так и целых 1,5 часа. Сердцебиение повышалось до 230 ударов в минуту, но снижалось до нормальных 60 ударов не постепенно. Вместо этого, возвращение к обычного сердечному ритму происходило очень резко и сопровождалось сильным корректирующим ударом. К другим симптомам можно отнести боль в шее, оцепенение торса и шеи, а так же боли в руке. Именно эта страшная боль, идущая вниз по левой руке, подтверждает проблемы с сердцем и пугает вас ещё сильнее.

— Проявление приступа: В 90% случаев приступ начинается после экстремальных физических нагрузок. Для меня в этом качестве выступают поездки на велосипеде. Вот несколько моих секретов, позволяющих предотвратить тахикардию: регулярные тренировки снижают вероятность возникновения приступов, как и хорошая общая физическая подготовка (моя имеет обыкновение скакать, потому что я набираю вес в межсезонье). Хорошая разминка имеет решающее значение. Тахикардия ВСЕГДА наступает после интенсивной физической нагрузки, за которой следует резкий отдых. К примеру, такое может произойти, когда велосипедисты, едущие перед вами, неожиданно останавливаются или когда вы стараетесь быстрее проехать светофор, но не успеваете (если вы, как и я, ездите по городу).

Ваше хорошо тренированное сердце немедленно хочет отдохнуть и старается замедлиться, поскольку вы находитесь в хорошей физической форме и можете быстро восстановиться. После внезапной остановки кажется, что электрические импульсы в вашем теле говорят уже быстро бьющемуся (160-180 ударов в минуту) сердцу: «Нет, нет, нет, надо продолжать работать, что если этот парень снова начнёт крутить педали изо всех сил?» Так что мой секрет довольно прост. Не нужно останавливаться. Если вы очень сильно нагружаете свой организм, не нужно резко замедляться, и всё будет в порядке. Мне приходится ездить именно так, или мой заезд очень быстро подойдёт к концу. Много раз во время групповых поездок я поддерживал очень высокий темп, а затем замедлялся до 11 км/ч и уже не мог держаться рядом с остальными членами группы.

— Проблемы: Выпил пива вечером перед поездкой = увеличил риск приступа. Чашка кофе = увеличенный рис. Жара = увеличенный риск. Тахикардию может вызвать даже обычная отрыжка.

— Как с этим бороться: После многих лет жизни с этой сердечной проблемой, я могу завершить групповой заезд даже во время приступа, если не буду пытаться ехать быстрее 40 км/ч (здесь местность в большинстве своём ровная). Я всё ещё способен выдавать 300 ватт, но не могу подниматься до 400 или совершать прыжки. Я могу переключиться на самую большую звезду и заставить своё тело работать в полную силу, игнорируя другие симптомы. Ровное дыхание помогает поддерживать циркуляцию крови, пока сердце разбирается со своими проблемами. Что интересно, приступы тахикардии всегда заканчиваются по собственному желанию, независимо от того, продолжаю ли я тренировку.

Таким образом, я могу спокойно проехать первый час 96-километрового группового заезда, затем чудом пережить 60-минутный приступ тахикардии и спокойно проехать оставшееся расстояние, чувствуя себя на миллион баксов. Мне кажется, что быстрый сердечный ритм в некотором смысле делает меня только сильнее, поскольку я почти никогда не устаю во время поездок и совершенно не страдаю, когда сердцебиение поднимается выше 186 ударов вследствие большой нагрузки (а не тахикардии).

— Прогноз на будущее: Проблемы отступают, когда я не занимаюсь. Впрочем, это не совсем верно. Сейчас у меня случаются приступы, даже когда я работаю за компьютером. К сожалению, чем старше я становлюсь, тем чаше это происходит. Конечно, это звучит глупо, но, по правде говоря, велосипедный спорт является самой большой радостью в моей жизни, так что я хватаюсь за него, несмотря на своё состояние (и другие более насущные и неотложные дела).

Недавно я узнал, что у Бобби Джулича была такая же тахикардия, и он лёг на операцию.

Думаю, он поступил мудро и правильно (заставив меня чувствовать себя полным дураком). Впрочем, доктор действительно сказал, что, судя по моей истории, я могу жить с этим без особых проблем.

Мне кажется, что сердце — очень динамичный и умный орган, старающийся подстроиться под тяжёлую нагрузку, которую испытывают велосипедисты (и другие атлеты, занимающиеся спортом, где важна выносливость). По моему мнению, эта проблема тесно связана с интервалами.

— Тед

Дорогой Леннард,

Год назад, когда у меня диагностировали суправентрикулярную тахикардию, мы с вами кратко обсудили это. Сегодня я хотел бы рассказать вам о своём текущем состоянии.

24 апреля 2015 года я прошёл абляцию. Мне было очень очень страшно, и несколько раз я почти решался отказаться от этой операции. В конечном итоге, я успокоился и смирился с возможными последствиями. К счастью, мой случай подпадал под «нормальную» статистическую модель, и всё прошло превосходно. Оказалось, что я страдал от синдрома Вольфа-Паркинсона-Уайта, который вполне мог меня убить. На всю процедуру, руководил которой доктор Френсис Гно, ушло несколько коротких часов.

Я никогда не знал, как должно чувствоваться сердце.

Сейчас я практически не замечаю своё сердце и не обращаю на него внимания во время тренировок. Хотя я уже не нагружаю себя так сильно, как раньше, в этом году мне удалось прийти пятым на гонке Laramie Enduro. За год до этого на прохождение данного маршрута мне потребовалось на час больше времени. Иногда я делаю то, что раньше могло привести к приступу и поражаюсь тому, что чувствую себя совершенно нормально.

Для меня абляция прошла успешно. Я всё ещё стараюсь не слишком часто «выкладываться на полную». Воспоминания об аритмии выветриваются очень медленно. Но мне очень нравиться жить, не беспокоясь о своём сердце. Я уже не вслушиваюсь в каждое биение и не просыпаюсь посреди ночи, в ожидании очередного приступа, который может так и не начаться.

— Дрю

Дорогой Леннард,

Уверен, я не первый человек, который пишет вам по поводу вашего ответа Френку, опубликованного 20 октября, но во втором параграфе описывается как раз то, что произошло со мной.

Безумная аритмия, вызов скорой помощи, стресс-тест на беговой дорожке, а затем ангиограмма. Цитирую доктора: «Хотел бы я иметь такие коронарные артерии!» Именно это он и произнёс, слово в слово!

Сейчас мне уже почти 50, и я начинаю сильно беспокоиться. Я почти не катался на велосипеде в промежутке между 20 и 40 годами. Серьёзно ездить я начал только в последние два года. Я даже не участвую в гонках, но аритмия просто сводит меня с ума!

Я заметил, что для меня (а все случая отличаются) алкоголь значительно усугубляет ситуацию. Отказавшись от пива и вина на два месяца, я почувствовал, что аритмия практически отступила. Затем я снова стал пить немного красного вина за ужином, и аритмия очень скоро вернулась. Теперь я полностью отказался от алкоголя и пока всё идёт нормально. Возможно, это и было ответом на мою проблему.

В любом случае, хочу сказать ещё кое-что. Я долгое время не желал признавать существование этой проблемы, поскольку, поднимаясь на очередную возвышенность при сердцебиении 180+ ударов в минуту, чувствовал себя превосходно. «Как у меня могут быть какие-то проблемы с сердцем?», думал я. Трудно смириться с сердечными проблемами, когда вы с лёгкостью покоряете холмы и переносите высокую нагрузку.

Стоит так же отметить, что мне очень помогла проверка вариабельности сердечного ритма по утрам. Если этот параметр находится в пределах 5-6 (то есть является симпатическим или парасимпатическим), я всё равно отправляюсь в поездку, но стараюсь не напрягаться. 5 или меньше, значит всё нормально! При 7-10, если я в принципе готов (не болят ноги и так далее), можно немного прокатиться.

В любом случае, спасибо за отличную статью!

— Джонатан

Дорогой Леннард,

Спасибо, что поделились с нами своим опытом и высказали своё мнение. К вашему сведению, Шон Йэтс в своей книге «Всё дело в велосипеде» описывает свой подобный опыт. Бывший профессионал, ездивший на велосипеде всю свою жизнь, он столкнулся с сердечным проблемами в позднем возрасте. Смотрите главу 15.

— Уолтер

Дорогой Леннард,

Я прочитал вашу недавнюю статью для издания VeloNews, посвящённую стареющему сердцу спортсменов. Хотя мне далеко до вашего уровня, я ездил как на горных, так и на шоссейных велосипедах в течение 25 лет. Я тоже столкнулся с сердечными пробелами, которые так и не были объяснены. К примеру, после непродолжительной сильной нагрузки (1,6-км подъём) мой сердечный ритм снижался в обычном режиме со 165 до 100 ударов в течение одной минуты. Затем он внезапно подскакивал до 200 ударов!

Я многие годы хранил данные об этом в своём мониторе сердцебиение и несколько раз проходил обследование в специализированной клинике. Ни один из кардиологов, к которым я обращался, не мог это объяснить. Один сказал, что причиной может быть резкое снижение давления. Лично я всегда считал, что скачки вызваны электрическими импульсами, похожими на те, что вы описали. В возрасте 59 лет я перестал кататься из-за болей в шее, наступавших после нескольких минут езды на любом велосипеде.

Годы занятий велоспортом повлияли не только на моё сердце. Сейчас я страдаю от вырождения шейного отдела позвоночника. Мой нейрохирург просто сказал, что я износил шею. Неестественное положение, постоянная вибрация и многочисленные падения наложили на неё свой отпечаток. Я пытался найти исследования на эту тему, но так ничего и не обнаружил. Может быть, вы сумеете что-то добавить? Вы слышали о профессиональных велогонщиках, столкнувшихся с подобной проблемой?

— Р.Х.

Дорогой Р.Х.,

Да, я о таком слышал.

— Леннард

Дорогой Леннард,

Вы обращали внимание на свою диету? Причина, по которой я предлагаю это сделать, заключается в том, что несколько лет назад, когда я пил много напитков Gatorade и особенно не тренировался, у меня начались скачки сердечного ритма. Я пришёл к выводу, что электролиты мешали импульсным сигналам, контролирующим сердцебиение. Как только я вывели их из своего организма, всё пришло в норму.

Такой же эффект на меня может оказывать калий. Продукты с высоким содержанием калия, например, шпинат, могут вызвать у меня сердечную аритмию. Кроме этого, моя мать недавно страдала от проблем с сердцем и уже была готова пойти на установку кардиостимулятора, когда я посоветовал ей подождать недельку и отказаться от шпината, дынь и арбузов (продукты с высоким содержанием калия). Сейчас у неё всё отлично. Вдобавок, она перестала принимать пищевые добавки, поскольку начала есть гораздо больше зелени и овощей, перейдя на здоровую диету.

Таким образом, калий и электролиты могут оказать значительно влияние на ваш организм.

Это всё, что мне известно. Доктора не сумели это выявить. Я всё сделал сам, а ведь у меня нет медицинского образования! Меня пугает, что доктора сегодня так мало знают о влиянии питания и витаминов на сердечный ритм.

— Дэвид

Дорогой Дэвид,

Да, я постоянно пытаюсь выяснить, какой эффект на сердце оказывают потребляемые мной продукты. По моему опыту, этим занимается большинство людей, столкнувшихся с сердечными проблемами, вызванными тренировками и упражнениями.

— Леннард

Дорогой Леннард,

Только что прочёл вашу статью. Думаю, в ваших словах есть смысл.

Сейчас я лежу в госпитале клиники Майо и восстанавливаюсь после операции по абляции сердца, которую пришлось провести из-за моей предсердной тахикардии (или суправентрикулярной тахикардии)

До абляции и после приёма бета-блокаторов мой сердечный ритм держался на уровне 180-190 ударов в минуту.

Такое состояние заставило волноваться многих медсестёр, но я не чувствовал никакой боли в груди, а кровяное давление и ЭКГ были в норме. Вдобавок, в моей семье ни у кого не было проблем с сердцем.

В старшей школе я занимался борьбой, затем бегом, пока не обнаружилась проблема с коленями. Последние восемь лет я посвятил велоспорту. У меня даже получалось обходить молодых парней на спринтах! Хотя мой сердечный ритм и мог доходить до 220 ударов в минуту.

После абляции моё сердце бьётся со скоростью 80-85 ударов в минуту во время отдыха.

Завтра, после выписки, я намереваюсь показать вашу статью своему кардиологу, доктору Кусумото.

Думаю, мне нужно начать кататься с людьми моего возраста (мне 66 лет) и перестать сильно напрягаться. В конце концов, у меня 20-месячный ребёнок.

— Джим

Дорогой Леннард,

Вы упомянули 700 часов тренировок в год. Это среднее значение или ваш пиковый показатель? Я знаком с бывшим профессиональным велосипедистом, который столкнулся с похожими проблемами. Полагаю, он тоже тратил много времени на тренировки. Вы слышали о каких-либо приблизительных оценках того, какой объём тренировок может увеличить риск возникновения аритмии?

— Роб

Дорогой Роб,

Lennard Zinn отвечает700 часов тренировок были для меня не такой уж редкостью. Припоминаю 10-летний период, в течение которого я катался на беговых лыжах около 100 дней в году. В среднем такая тренировка длилась около двух часов. Вдобавок, в оставшиеся 265 дней я немало времени посвящал велосипеду. Так что 700 часов набирается довольно легко.

Нет, я не слышал ни об одном кардиологе, который бы говорил о примерном объёме тренировок, повышающем риск сердечной аритмии. И я не думаю, что такое произойдёт.

Дело в том, что это один из тех вопросов, на которые нельзя дать универсальный ответ. По крайней мере, не тот, где у кардиолога достаточно данных, чтобы сказать: «Вот граница, не пересекай её».

— Леннард

Дорогой Леннард,

Я — давний поклонник вашей колонки и уважаю ваше мнение по вопросам велосипедов и тренировок. Однако, прочитав ваш ответ на вопрос «сердце и профессиональный велоспорт», я обнаружил в нём несколько неточностей, которые, с вашего позволения, хотел бы прояснить.

Я занимаюсь велоспортом на полупрофессиональной основе и являюсь сертифицированным кардиологом в Пенсильванском университете. Для меня это своеобразное хобби, и я регулярно консультируюсь с пациентами по этому самому вопросу.

Кстати, при написании статьи «Экстремальный велоспорт», Крис Кейс великолепно исследовал свою тему и сумел подготовить отличный материал. Мистер Кейс достоин похвалы за такую прекрасную работу. Я рекомендовал его публикацию многим своим пациентам.

Коротким ответом на вопрос вашего читателя будет то, что фиброз миокарда не является нормальной реакцией на упражнения. Упомянутая вами миопатия Фиддипида ненормальна, но у незначительного числа страдающих этим заболеванием людей рубцы могут привести к повышению риска желудочковых аритмий и смерти. Вероятно, это гетерогенное состояние, а, значит, его причина и внешние признаки не универсальны. В некоторых случаях, это может быть мягкая версия редкого заболевания под названием «ОРВИ», но, чаще всего, оно вызывается распространённой ишемической болезнью сердца. Впрочем, у гораздо большего числа людей есть шрам, способный вызвать внезапную смерть.

Предсердные аритмии, особенно мерцание предсердий, совершенно отдельный случай. Это не та аритмия, которая предрасполагает к внезапной смерти. У спортсменов риск этого заболевания выше по нескольким причинам, главной из которых является увеличение левого предсердия. Несколько упрощая, расширение сердечных камер — обычная реакция на интенсивные упражнения, но увеличенное левое предсердие более склонно к фибрилляции, вызывающей хаотичное сердцебиение.

Чем вы старше, тем выше шанс заработать мерцание предсердий. Объедините возраст с тренировками на выносливость и получится, что спортсмены, принимающее участие в соревнованиях категории «Мастерс», рискуют гораздо больше, чем другие атлеты сходного возраста, занимающиеся спортом, не ориентированным на выносливость (но меньше, чем их сверстники, страдающие ожирением, гипертонической болезнью и сахарным диабетом). Фибрилляция может полностью подорвать аэробную активность и предрасполагает к высокому риску инсульта. Впрочем, существует множество способов лечения.

Ну и наконец, самой большой опасностью для спортсменов категории «Мастерс» остаётся старая добрая ишемическая болезнь сердца. Выносливые спортсмены не защищены от ишемической болезни или образования бляшек в артериях сердца. Генетика в этом случае побеждает здоровые привычки.

Ваш читатель задаёт очень сложный вопрос, полноценно ответить на который в рамках раздела вопросов и ответов веб-сайта попросту невозможно. Я рекомендую спортсменам поговорить со своими докторами на тему риска сердечных заболеваний в общем, а так же в сочетании со специфическими тренировками, которые они выполняют. Кроме этого, я советую читателям послушать мнение сертифицированного кардиолога, на случай если у них останутся какие-либо вопросы или сомнения.

Фиброз миокарда и кардиомиопатия, конечно, перекрывают друг друга на диаграмме Венна. Кардиомиопатия, в частности, указывает на дисфункцию и/или структурные аномалии сердечной мышцы. Фиброз миокарда — более специфический термин (используемый с микроскопией, либо сложными методами визуализации, вроде МРТ), который указывает на замену клеток сердечной мышцы коллагеном или рубцовой тканью. У вас можете быть кардиомиопатия без фиброза. Или вы можете столкнуться с фиброзом небольших масштабов, не сопровождающимся кардиомиопатией.

Мне кажется, что большая часть путаницы, связанной с упражнениями и их воздействием на кардиомиопатию, фиброз миокарда и внезапную смерть, вызвана тем фактом, что популяция и процесс неоднородны. У нас есть экстремальный спортсмен, как тот, что описан в исследовании, и обычный человек, занимающихся на выходных. Таких людей и гонщиков, выступающих в 4 категории класса «Мастерс»,  гораздо больше, чем экстремалов.

Я предостерегаю вас от обобщения результатов ретроспективных исследований, проводимых только с одной категорией общей популяции. Я думаю, что подобные публикации в тематической прессе вполне способны отпугнуть людей от тренировок. Напоминаю, что обычные упражнения значительно снижают риск сердечнососудистых заболеваний (уменьшают вероятность инсульта, диабета и так далее).

Для некоторых людей (но не всех) продолжительные напряжённые тренировки, похоже, увеличивают риск аритмии и внезапной смерти. Вероятно, этот эффект не столь велик и является дозированным. Опять же, не стоит забывать про неоднородность. По всей видимости, у велосипедистов шанс внезапной смерти ниже, чем у бегунов и триатлонистов. Существуют теории, объясняющие это, но пока они остаются только теориями. Да и потом, статистика показывает, что бывшие профессиональные велогонщики живут дольше обычных людей. Так что, этот эффект действует не на всех. Так же добавлю, что фиброз существует и без внезапной смерти.

Это очень занимательная и плохо изученная область. Не думаю, что в ближайшем будущем нас ждут какие-то прорывы. Я продолжу кататься на велосипеде, следить за своим весом и участвовать в велокроссах, потому что мне это нравится. Надеюсь, мои пациенты тоже смогут найти для себя интересное занятие, позволяющее поддерживать себя в хорошей физической форме.

— Карл
Примечание редактора: Леннард Зинн не является медицинским работником, поэтому данную статью не стоит рассматривать как врачебные рекомендации.

  • Анечка

    Мы конечно с мужем не профессионалы и когда у него появились выраженные боли в области сердца, мы не как не связали это с увеличением езды на велосипеде. А оказалось что он в течение месяца устраивал соревнования с друзьями и еще на большие расстояния, и такие соревнования без предварительной подготовки дали о себе знать.

  • Лелик

    У моего друга после 5 лет занятий велосипедным спортом, появились проблеммы с сердцем и ему на пол года запретили тренировки. Ему было тяжело. Катался со мной за компанию, но жаловался что чувствует себя плохо, потому что резко перестал усиленно заниматься.

  • Алексей

    Серьезная статья. Печально что так получается- человек усиленно занимался и вдруг больница. А о диете я вообще не задумывался, так же как о том что какие-то определенные продукты воздействуют на сердечный ритм.